Предприниматели Кубы преуспевают несмотря ни на что

В 2012 году число самозанятых трудящихся выросло на 10%.

Автор – Карлос РодригесЛатинская Америка

Уличные торговцы являются частью растущего частного сектора Кубы. (Фото: Девон Д. Эварт/Flickr)

Все больше кубинцев занимаются своим собственным малым бизнесом, который приносит им доход и помогает поддержать экономику страны. Но в системе, сильно настроенной против них, им нелегко получить конкурентное преимущество.

Самозанятые предприниматели, называемые “куэнтапропистас” (cuentapropistas), появились в начале 1990-х, они заполнили различные экономические ниши, у них есть свои магазины, они торгуют на улицах и являются водителями такси.

Они все еще работают “на обочине” в значительной степени контролируемой государством экономики, в которой правительство пытается управлять спросом и предложением, фиксируя цены и распределяя по карточкам некоторые базовые товары.

При президенте Рауле Кастро роль куэнтапропистас получила более серьезное официальное признание, они стали частью новой экономической стратегии, принятой на последнем съезде коммунистической партии, проведенном в апреле 2011.

С тех пор число куэнтапропистас растет. К ноябрю прошлого года свыше 400 000 человек вело свой малый бизнес — рост на 10% по сравнению с концом 2011 года.

Куэнтапропистас могут заработать гораздо выше, чем если бы они работали в официальном секторе и получали фиксированную зарплату. Спрос также велик, ведь они предлагают товары и услуги, которые государственный сектор не может предложить, а также представляют собой альтернативный источник товаров, которые продаются в государственных магазинах, но часто бывают в дефиците.

Покупатели, такие как Мария Гонсалес, говорят, что цены у частных продавцов могут быть гораздо выше, чем в государственных магазинах.

Полкило черных бобов, которые в государственном магазине стоят 8 песо, у куэнтапропистас будет стоить 12 песо, разница примерно в 20 американских центов. Свинина — мясо, которое часто едят на Кубе — у частного продавца стоит на треть дороже, чем в государственном магазине.

Гонсалес говорит, что цены у них выше, потому что частные торговцы в конечном итоге покупают свои товары у государственных поставщиков, а затем прибавляют свою наценку.

Недостаток свободы действий для формирования конкурентных цен свидетельствует о более широких сложностях, с которыми сталкиваются люди, создающие свой бизнес в государственной экономике.

Юрист Ларица Персент перечисляет некоторые из препятствий, с которыми сталкиваются куэнтапропистас — они не могут объединяться и организовывать партнерства, не могут привлекать инвестиции из-за границы. А проведение их операций и накопление сбережений осложнено из-за присутствия двух валют, одной – обычных кубинских песо, цена которых фиксируется государством, и второй – конвертируемых песо, привязанных к доллару США.

В дополнение к этому частный сектор жестко регулируется, а многочисленные бюрократические предписания, которым должны подчиняться куэнтапропистас, открывают госслужащим возможности для взяток.

“Куэнтапропистас жалуются в основном на чрезвычайно широкую власть органов, отвечающих за регулирование их работы”, — сказала Персент.

У самозанятых трудящихся немного прав, они всегда подвергаются риску того, что их могут обвинить в спекуляции и накоплении капитала. По законодательству Кубы и то и другое является преступлением и может привести к конфискации собственности и заработков.

По мнению независимого экономиста Эспиноса Чепе, руководители Кубы все еще настороженно относятся к идее накопления капитала гражданами страны и поэтому вводят налоги, “разработанные, чтобы сдержать экономический рост”.

Несмотря на препятствия, с которыми они сталкиваются, по меньшей мере некоторые куэнтапропистас довольны такой сделкой.

Уличный торговцев Луис Фернандес зарабатывает около 130 песо в день, за год эта сумма получается свыше 40 000.

Она равноценна примерно 2 000 долларов, что гораздо больше, чем зарабатывает средний кубинец — около 5 400 песо или 215 долларов в год.

Фернандес платит государству около 2 300 песо в год — это лицензия на торговлю и взносы в фонд социального страхования. Он говорит, что лицензию на торговлю с ручной тележки “просто было получить”, она обходится ему в 40 или 50 песо в год, плюс еще 40 за остальные документы.

Так как зарплаты очень низкие, Чепе подчеркивает, что частные магазины и услуги недоступны большому числу людей.

Карлос Родригес — это псевдоним независимого журналиста, работающего в Гаване.

Эта статья была впервые опубликована на вебсайте IWPR.