Намибия: Неформальные торговцы бесценны для экономики

Автор Джексон Мвалунданге

НАМИБИЯ — это страна, экономика которой состоит из двух секторов: формального и неформального. Формальный (официальный) сектор характеризуется крупными капиталовложениями, наличием формальной структуры и тем, что бизнес-структуры ведут документацию. Он включен в экономическую статистику страны.

С другой стороны, бизнес-структуры неформального сектора мелкие, зачастую состоят из одного человека, не имеют формальной структуры и не ведут документацию. Скорее всего, они не отображены в национальной статистике и, следовательно, их роль официально не признается.

Это сформировало взгляд государства на них как на отбросы страны, поэтому часто происходят “бои” местных властей против уличных торговцев и других неформальных продавцов в городах Рунду, Ошиканго, Онгведива, Ошакати, Оутапи, Виндхук и др.

При беглом взгляде на города, где живут неформальные торговцы, можно заметить сильную нищету, но от внимания ускользнет то, что именно здесь развитие происходит наиболее быстрыми темпами. Без неформальной торговли не было бы такого количества формальных предприятий как, например, в городах Катима Мулило, Рунду, Ээнхана, Ондангва, Омутия и Катутура. Каким образом неформальная торговля стимулирует развитие? Возьмем для примера город Рунду.

В Рунду люди (в большинстве своем не получившие официального образования или проучившиеся лишь недолго) добывают товары из окружающей среды. Это могут быть фрукты, сельскохозяйственные культуры, овощи, мясо и древесина. На обочинах дорог или на открытых рынках они превращают их в деньги. Это создает спрос на промышленные товары, банковские и другие услуги. Сетевые розничные магазины, банки и другие организации, предоставляющие услуги, чувствуют это и идут сюда навстречу спросу. Они предоставляют рабочие места, и таким образом, увеличивают спрос на товары и услуги как в формальном, так и в неформальном секторах. Если бы не действия местных властей для того, чтобы избавиться от неформального сектора, которые объясняются лишь их непониманием, то оба сектора могли бы сосуществовать и развиваться бок о бок, создавая больше рабочих мест, что привело бы к увеличению спроса и созданию еще большего количества официальных предприятий и фирм по обслуживанию населения. Появлялись бы новые здания, дороги, мосты, линий электропередач и связи, а развитие и рост были бы в полном разгаре.

Непонимание этого факта приводит к тому, что формальный сектор давит на местные органы власти, чтобы те насколько это возможно ограничивали или прекращали деятельность неформальных предпринимателей, обрекая тысячи людей на безработицу, взваливая на плечи трудящихся формального сектора тяжелую ношу и делая их все беднее, до тех пор, пока не будет достигнут “баланс бедности”, при котором ни у кого не будет возможности избежать нищеты. Многие товары и услуги становятся роскошью, а общины людей, которые обеднели недавно, концентрируются только на товарах первой необходимости, что приводит к тому, что многие продавцы из формального сектора вынуждены прекратить свою работу, все больше трудящихся оказывается на улице и, в итоге, весь процесс развития обращается вспять.

Развитие городов и деревень, где слабо распространена неформальная торговля — минимально, и обычно оно ограничивается формальным сектором. Так обстоит дело в городах Карасбург, Кеетманшооп, Берсеба, Гибеон, Талисманус, Кхорихас, Дивунду, Конгола, Нгома и во многих других.

Многие, включая правительство, считают, что Катутура — это беднейший пригород Виндхука. Они думают, что Хомасдал или Виндхук Вест более богатые. И такая точка зрения была бы верной, если бы богатство означало жизнь в больших домах, что не освобождает от грехов, а нагружает расходами на ипотеку или аренду свыше 40% дохода человека. Эта точка зрения также была верной, если бы быть богатым означало водить машину, которая была куплена по кредиту с очень высокими процентами. Такие люди не могут делать сбережения. Банки и магазины розничной торговли почувствуют это и будут держаться подальше от таких людей.

Если банки и розничные магазины действительно пойдут лишь туда, где достаточно покупательной способности, тогда и вправду у Катутура есть эта способность. “Shoprite” открыл там четыре магазина. “Pick n Pay” — один. У “Woermann Brock” — больше. У всех банков есть свои филиалы в Катутура, а у FNB и “NamPost” — по два отделения.

В Катутура неформальные продавцы кладут в банки значительные суммы денег, таким образом побуждая эти банки к тому, чтобы быть к ним ближе. В Хомасдале трудящиеся получают крупные зарплаты, которые их работодатели размещают в банках города. Сами они вряд ли могут что-то положить в банк. И банки чувствуют это, они устанавливают банкоматы для снятия денег, но не открывают филиалы. Такая же ситуация, как в Катутура, повторяется в других городах, где доминируют микро-поставщики товаров — от Катима Мулило до Оутапи.

Если неформальная торговля является таким важным экономическим игроком, то почему власти должны ограничивать ее? Обычно власти смотрят на статистические данные, в которых когда-то было указано, что Карас — это самый богатый регион, а Каванго и Охангвена — беднейшие. Алмазы и рыба из Караса хорошо отражены в статистике, но они недоступны для местных жителей, тогда как местные неформальные продукты, такие как ээмбе (дикие ягоды), ээнианди (плоды хурмы мушмуловидной), худия (разновидность кактуса), гусеницы-мопане, коровий горох, магуни (обезьяний апельсин), земляной орех бамбара и вино из плодов марулы не отображаются в статистике. И вот именно в этом заключается промах органов власти и их советников.

Благодаря этим неформальным продуктам родители детей из поселения Кехему рядом с городом Рунду с легкостью могут оплатить учебу своих детей в университете, тогда как родители из Карасбурга практически не могут делать этого. Это также может объяснить, почему в наших учреждениях высшего образования студентов из Караса относительно меньше, чем студентов из других регионов.

Кроме того, налоговый инспектор никогда не увидит неформальных торговцев, которые выдадут ему чек. А вот чего он не понимает — это того, что при росте дохода микро-торговцы заплатят больше НДС в официальных розничных магазинах и увеличат доходную часть национального бюджета и, таким образом, сократят дефицит бюджета в 7,5 миллиардов намибийских долларов, а также национальный долг страны в 32 миллиарда намибийских долларов. Если бы мы могли оценить роль, которую играют неформальные торговцы, и предоставить им возможность, то увидели бы рост производства, занятости и сокращение национального дефицита и долга.

  • Джексон Мванулданге изучал экономическое развитие стран третьего мира в Тринити-колледже и бизнес-администрацию в Университете Хартфорда. Его участие в работе Института подготовки менеджмента и руководящих кадров (IMLT) и FFF по всей Намибии помогли ему изучить и понять экономические системы разнообразных сообществ Намибии.

Источник www.allfrica.com

Намибия