Инструмент социального обеспечения в Бразилии (MEI) и его связь с уличными торговцами

Майра Вануччи

В Бразилии у нас существует недавно созданная политика социального обеспечения для неформальных работников. Федеральное правительство внедрило эту формальную политику в 2008 году во время второго срока правительства PП (Рабочей партии).

(MEI), аббревиатура Индивидуального Mикро Предпринимателя, является регистрацией, которая предлагает множество преимуществ для неформальных работников. Простой, недорогой и небюрократический, MEI предлагает отличные условия для любого неформального работника делать вклад каждый месяц и таким образом получать значительный охват от системы социального обеспечения, как например, выход на пенсию. Кроме того, MEI позволяет работнику создать предприятие через Интернет, свободное от регистрационных сборов. Это стало возможным нанять одного сотрудника, иметь доступ к банковским услугам, включая кредиты и снижение налогов. Кроме того, федеральное правительство предоставляет техническую поддержку через SEBRAE, общественную организацию, которая поддерживает бизнес-проекты.

Мы не можем отрицать, что эта учётная политика является очень интересной и большим образцом для подражания для стран, стремящихся формализовать своих неформальных работников. Тем не менее, те, кто глубоко и близко знает ежедневные проблемы, с которыми сталкиваются уличные торговцы Бразилии, считают, что для них эта модель, хотя и полезная, является ошибочной и противоречивой.

В Рио-де-Жанейро, например,  муниципальный отдел труда, следуя указаниям федерального правительства, побуждал и предоставлял возможность уличным торговцам подписаться на MEI. Тем не менее, более 5000 торговцев, которые были формализованы в 2012 году, зарегистрированы в качестве MEI (становясь предприятием и делая вложения каждый месяц в систему социального обеспечения), не имеют лицензию на продажу на улицах. MEI является национальной политикой формализации, которая охватывает всех неформальных торговцев, но не может гарантировать, что уличный торговец имеет работу.

Поскольку Бразилия является федерацией, городская земля и право занимать её для любых целей, регулируются муниципальными органами власти. Таким образом, MEI, как национальная политика позволяет уличным торговцам быть охваченными социальным обеспечением и иметь удовлетворительные условия для ведения бизнеса, однако, это не гарантирует им право работать на улице. Поэтому, это совершенно не связано с реальными условиями труда, и, следовательно, направлено на формализацию, а не на регулирование уличной торговли.

Уличная торговля в Рио-де-Жанейро и во многих других городах Бразилии является нерегулируемой, так как количество существующих лицензий намного меньше, чем количество торговцев. Эта ситуация приводит к криминализации и преследованию рабочих. Те же работники, которые нелегитимны и не имеют уважения от муниципальных властей, для федерального правительства и налогового департамента являются формальными работниками.

Хотя MEI бесспорно предлагает гарантии и льготы для работников, это не улучшает условия труда уличных торговцев, и более того, даже не гарантирует их право на работу. Мы не можем не думать о противоречивости в этой всей институциональной ситуации: правительство создаёт механизм для сбора налога с уличной торговли и вписывает это в их трудовых книжках, но не несёт никакой ответственности за достойный труд и право на труд.

Политика социального обеспечения для большего удовлетворения уличных торговцев требует внимания на то, что происходит с этими работниками, понять их вселенную знаний и, самое главное из всего, услышать их. В Бразилии нет (и никогда не было) институционального пространства диалога между федеральным правительством и уличными торговцами.

Интегрированная национальная политика формализации не будет заботиться только о проблеме регулирования, но идёт дальше, думая о лицензировании и условиях труда неформальных торговцев и отражая концепцию предпринимательства, предлагаемой MEI.

Бразилия является страной, основа экономического развития которой базируется на заводской модели и поддерживается в идее полной занятости. Кризис официальной работы и повышения неформальности, выглядит как провал, который должен быть исправлен ​​(имеется в виду: включение в формальный сектор) за любую цену. Вопрос становится всё более серьезным, когда мы видим, что само рабочее движение поддерживает конец неформальности и предпочитает игнорировать любые инициативы организации неформальных работников, борясь исключительно за увеличение официальной занятости в таких секторах, как строительство, торговля, транспорт и т.д.

Становится всё более труднее бороться за работу в общественных местах, когда мы не видим никаких усилий от профсоюзов организовать неформальных работников, но, с другой стороны, мы видим очень много энергии, вложенной в искоренение неформальности и включение этих работников в формальную систему занятости. Результатом этой гипотезы является ещё большее дробление организаций неформальных работников, и национальная политика, которая не удивительно индивидуализирует уличных торговцев, подавая неправильное представление, что микро предприниматель это человек, который, с соответствующими стимулами, обучением и возможностями для бизнеса конечно будет расти.

Мы со стороны городской бедноты и социальных движений должны подчёркивать, что уличный торговец достигнет благоприятных условий труда только путём органайзинга, объединения и сотрудничества друг с другом, чтобы вместе бороться за право на труд, право на улицу и право на город, который всё больше и больше настаивает на искоренение следов бедности. Мы должны дать понять, что "рост" не является вопросом "желания" и "инвестированием время и энергии", но, то, что мы живём в экономической системе, которая генерирует бедность, эксплуатирует рабочих и не обеспечивает равными возможностями.

У нас есть чему поучиться у наших азиатских и африканских братьев, которые несмотря на все трудности, являются моделями политической организации неформальных работников, и которым удалось узаконить и признать уличных торговцев, как жизненно важных субъектов в социальной экономике своих стран.