Streetnet International

Робиньо — Бразилия

Поделись этим
Распечатать

Следующая статья была написана нашим молодым репортером, Жоау Лукасом Гамой, из членской организации UNICAB (Бразилия) и является частью нашей кампании по празднованию Международного дня уличных торговцев в 2021 году.

Робиньо

«Моя бабушка по отцовской линии была уличным торговцем в центре Ресифи, — вспоминает Робсон Галдино, также известный как Робиньо, — и мой дядя тоже! Моя тетя перешла от продажи собственных бутербродов на пляже Боа Виажем к продаже кофе в SEASA». В 2006 году, оставив работу оператора фотокопировальной машины в Общественной библиотеке штата Пернамбуку, на деньги, полученные в виде пособия по безработице, Робсон решил последовать семейной традиции и установил первую стойку с закусками перед домом, где он вырос. в районе Варзеа (западная сторона столицы Пернамбуку). На тот момент ему было 23 года.

Он продавал в конце тупиковой улицы, на которой даже не было тротуара, о существовании которой муниципалитет, казалось, забыл. Через год после того, как Робиньо установил свой лоток, муниципальные власти вспомнили о существовании улицы, на которой он прожил большую часть своей жизни. Они не заботились об обеспечении инфраструктуры и не слушали, что жители говорли о проблемах этой улицы. Вместо этого, они решили, что рабочее оборудование в этом месте мешает передвижению людей и сильно затрудняет движение транспорта.

После нескольких эпизодов преследований со стороны муниципальных служащих он решил изменить адрес своего рабочего места и встал на тротуар Федерального университета Пернамбуку (UFPE), где вместе со своей женой и бывшим коллегой, решившем вложить часть от полученного пособия в копировальный аппарат, открыть копировальный бизнес. Там он был лишь одним из множества других неформальных торговцев, расположившихся на тротуарах кампуса, площадью 149 акров. «Я никогда не получал уведомления, находясь на федеральном тротуаре, в секторе, в котором я работаю», — говорит Робин. «Возле университета есть четыре основные дороги: BR-101 (федеральная дорога), проспект Артура де Са, улица Академико Элио Рамос и проспект профессора Луиса Фрейре.

Благодаря высокому спросу со стороны профессоров и студентов бизнес процветал, и вскоре Робон смог продолжить свое дело. Спустя всего три месяца он закрыл компанию и купил в кредит собственную копировальную машину. Однако, кажущееся спокойствие, связанное с работой, продлилось недолго.

В 2009 году, мэр Ресифи, Жуан да Кошта (избранный Рабочей партией), начал охоту на ведьм против уличной торговли в городе. Два года спустя, в район Варзеа, где находится Федерального университета Пернамбуку, начались систематические выселения лоточников, снос киосков и рекламных щитов, а также всех тех, кто жил за счет торговли в этом месте. Естественно, вскоре это коснулось и тротуара кампуса.

«Бульон загустел» (o caldo engrossou), как говорят бразильцы, в 2011 году, когда мэр направил уведомление десяткам людей и дал 15-дневный срок для добровольного освобождения тротуара BR-101. «Мы уже видели, что несколько человек по соседству получили уведомления, и мы начали организовываться», — говорит Робиньо.

Через одного друга, также неформального торговца, по имени Ивоналдо Маркос (известного как Беллото), Робиньо и другие местные продавцы познакомились с Северино Соуто Алвесом, который помог им создать Ассоциацию торговцев Федерального университета Пернамбуку (Association of Barraqueiros of UFPE), организацию, которая родилась в ответ на «санитарные меры», продвигаемые Жуаном да Костой, которые, впрочем, противоречили идеям руководства двух предыдущих администраций его партии.

Хотя действия властей начались еще до того, как Ассоциация была официально оформлена. «В один прекрасный день мы проснулись утром, и все торговцы были расстроены, потому что Федеральная дорожная полиция, совместно с военной полицией Пернамбуку и муниципалитетом Ресифи проводили операцию … Полицейские и муниципальные власти, задействовав автомобили, избавлялись от неформальных торговцев возле клинической больницы Федерального университета Пернамбуку», — с тревогой вспоминает Робсон.

Создание ассоциации шло своим чередом, но была создана комиссия, состоящая примерно из 15-20 человек, которая должна была пойти на место попытаться провести диалог и, при необходимости, противодействовать удалению лотков; среди них были Робиньо и Беллото.

Соглашения достигнуто не было, но был приказ открыть огонь по работникам, в основном женщинам и старикам. «Полицейский спецназ выдвинулся вперед, начал бросать газовые гранаты и стрелять резиновыми пулями. Во время этой полицейской операции в меня выстрелили пять раз». Палатки были снесены. Работники перекрыли движение, а полиция активизировала свои действия. На место происшествия прибыли журналисты и автомобили для прессы. Трансляция велась в прямом эфире по главному местному телевизионному каналу, однако, ничто не мешало людям в униформе применять крайне жестокую тактику против тех, кто сопротивлялся в надежде на еще один день существования.

В тот день у дверей одного из главных университетов Бразилии эхом раздались выстрелы. Нельзя даже сказать, что это был день войны, поскольку не может быть войны между маргинализованными лицами и теми, кого преследуют вооруженные формирования, обученные ведению боевых действий. В тот день произошла резня.

«Все пострадали и получили физические и психологические травмы», — вспоминает Робиньо, не вдаваясь в подробности. Эти детали были несущественными, потому что на изображениях 10-летней давности, сохранившихся с тех, можно представить звуки выстрелов и взрывов, сопровождаемые шумом гребных винтов вертолета Федеральной дорожной полиции, летящего над хаосом и готового сбросить большое количество бомб. От горящих шин и мешков для мусора (которые использовались для баррикад между работниками и полицией) шел дым, а рассеиваемый туман перечного газа был настолько густым, что можно было почувствовать, как кислота обжигает глаза, ноздри и горло.

После того, что произошло, Робиньо, Беллото и другие пришли к выводу, что необходимо срочно зарегистрировать Ассоциацию торговцев Федерального университета Пернамбуку, чтобы она могла стать инструментом борьбы уличных торговцев в регионе. Они разыскали всех торговцев, ранее торговавших возле кампуса, созвали всех на внеочередное собрание, на котором было завершено создание организации. Беллото был избран ее первым президентом, а Робиньо — вице-президентом.

Как только это было сделано, пришло время для мобилизации людей. Благодаря помощи Северино и под его руководством организация получила юридическую поддержку и начала проявлять большую политическую активность, обращаясь за помощью к советникам и учреждениям социальной защиты. Они провели акцию на окраине кампуса, а также мобилизовали студентов (которые были чрезвычайно зависимы от местных предприятий), осудив то, что произошло с торговцами.

«Мы добились обеспечения права на труд, закрепленного в Конституции», — говорит Робиньо, ссылаясь на статью 6 Конституции Федеративной Республики Бразилия, которая гласит: образование, здоровье, питание, работа, жилье, транспорт, досуг, безопасность, благосостояние являются социальными правами. Социальная защита, защита материнства и детства, помощь обездоленным предусматриваются настоящей Конституции. «Основываясь на Конституции, мы стремились провести публичные слушания со всеми государственными учреждениями, которые были причастны к насильственным действиям, произошедшим ранее, и нам удалось провести их, — продолжает он, — в этом процессе мы достигли соглашения о том, чтобы вернуть лотки обратно при условии, что они будут мобильными».

В то время Робсон родился не только как уличный торговец, но как боец и общественный лидер. «Именно тогда я понял реальность, которую мы видели, но не чувствовали. Я понял то, что чувствовали мои бабушка и дядя, когда торговали на улицах в центре Ресифи», — с волнением говорит он. «Все преследования со стороны муниципалитета начали влиять на меня и стали реальностью в моей жизни. Я был молод, это была моя первая работа (на которой я проработал около 3 лет). В ситуации безработицы и после того, как что-то пошло не так, я в конечном итоге прибег к уличной торговле и подвергся преследованиям со стороны муниципальных властей. Мне пришлось сменить место, и я понял для себя, что многие другие люди тоже оказались в такой же ситуации, как и я».

После создания Ассоциацию торговцев Федерального университета Пернамбуку (Association of Barraqueiros of UFPE), Робиньо, Беллото и другие начали продвигать эту форму коллективной организации в другие части города, где уличная торговля была сильно распространена. «Мне стало ясно одно: положение уличных торговцев во всем мире. Я начал понимать, что преследование не было каким-то одиночным актом, это было преследование целой категории работников во всем мире. Это была попытка лишить всю эту категорию работников их права на труд, и это то, что происходит каждый день». Ассоциации возымели успех и обретали большую популярность, способствовав продвижению лидерства среди торговцев.

Позднее, эти лидеры объединились, чтобы создать Профсоюз работников неформальной торговли Ресифи, или SINTRACI, который начал организовывать этих работников в ответ на преследования и создавать платформы для переговоров с государственными администрациями, требуя только одно: возможность обсудить городское планирование таким образом, чтобы оно поддерживало неформальную торговлю, представляя жизнеспособные альтернативы, такие как регистрация уличных торговцев, лоточников и неформальных работников, помимо стандартизации оборудования и разработки законов, регулирующих уличную торговлю, гарантирующих возможность работы вместо преследований со стороны властей.

«Уличная торговля дала мне не только возможность реализовать свое право работать с тем, что мне нравится, что я хочу и что я могу делать. Кроме того, она дала мне возможность осознать все трудности, с которыми сталкиваются уличные торговцы в страна, где для этого нет государственной политики. Она дала мне возможность понять, что нужно бороться, чтобы иметь то, что закреплено в конституции как право. Вам нужно бороться за права, которые уже гарантированы». Вспоминая свою историю, он приходит к выводу о том, что «трудность быть бразильцем, быть бедным привела его к тому, что он стал уличным торговцем, а трудности уличного торговца в стране, которая не дает условий, побудили его стать активистом».

По его мнению, неформальная торговля является наиболее быстрорастущей категорией занятости в Бразилии и в мире из-за очень неолиберальной и жесткой политики, которую правительства проводили за последние три десятилетия, что привело к росту бедности и углублению неравенства, особенно в небогатых странах. В этом контексте, больше всего страдают люди, которые испытывают большую социальную уязвимость. Им остается только выживать через неформальность. «Люди занимаются неформальной торговлей только потому, что на нее растет спрос, и этот спрос начинает приносить работникам новое видение: способность к самоуправлению».

«Это битва, которая еще не окончена, правильно? Если мы позволим им закрыть дверь для неформальной торговли, у власти останутся только железный шар и кнут», — подводя итог говорит он.